Запущен проект по созданию кольца, помогающего от бессонницы
Centr86.ru

Ремонт бытовой техники

Запущен проект по созданию кольца, помогающего от бессонницы

Михаил Полуэктов: «Загадки сна. От бессонницы до летаргии». Рецензия

21 сентября 2019

Михаил Полуэктов: «Загадки сна. От бессонницы до летаргии». Рецензия

  • 459
  • 0,4
  • 3

Михаил Полуэктов. Загадки сна. От бессонницы до летаргии. М.: Альпина нон-фикшн, 2019. — 292 с.

Автор
Редакторы

Летом 2019 года издательство Альпина нон-фикшн выпустило в свет книгу «Загадки сна. От бессонницы до летаргии». Зачем человеку погружаться в сон каждый день? Откуда берутся сновидения? Что происходит с нашим организмом во время засыпания и можно ли контролировать себя во сне? В своей книге Михаил Полуэктов пытается дать ответ на эти вопросы об удивительном явлении — о сне.

Оценка «Биомолекулы»

Качество и достоверность: 8/10
(0 — некачественно, 10 — очень качественно)

Лёгкость чтения: 2/10
(0 — очень сложно, 10 — легко)

Оригинальность: 8/10
(0 — похожих книг много, 10 — похожих книг нет)

Кому подойдет: ученым или врачам, уже имеющим медико-биологическое образование, и всем, желающим прикоснуться к тайнам сна и расширить свой кругозор

С клинической точки зрения важность достаточного количества сна для деятельности внутренних органов подтверждается в наблюдениях за людьми, работающими по сменному графику. Показано, что при такой работе у них в 1.4 раза увеличивается частота эрозивного эзофагита, при котором в пищеводе образуются мелкие эрозии, почти язвы. У пожилых людей с нарушенным сном ускоряется развитие саркопении — возрастзависимого снижения мышечной массы. По-видимому, во время сна происходят и процессы восстановления мышечной массы, не зря же в это время вырабатывается наибольшее количество гормона роста. Это свойство сна используется в спорте высоких достижений.

Сон — удивительный и крайне важный процесс. Несмотря на то, что мы более трети жизни проводим во сне, его задачи и функции до сих пор не до конца понятны ученым. Однако известно, что нарушения или недостаток сна может привести к очень неприятным последствиям, в связи чем даже неспециалистам очень важно понимать физиологические и молекулярные механизмы сна. Также ученых очень интересуют вопросы «сов» и «жаворонков», циркадных ритмов, полифазного сна и многие-многие другие. Помимо этого, со сном связано достаточно тайн: например, бывают ли сновидения вещими и можно ли ими управлять? Безусловно, все эти вопросы заслуживают очень пристального внимания. Михаил Полуэктов освещает эти темы в своей новой книге «Загадки сна. От бессонницы до летаргии», последовательно и методично разбирая основные вопросы сомнологии.

Михаил Гурьевич Полуэктов — действующий врач высшей категории со специализацией по неврологии и сомнологии. В 1993 году он окончил Московскую медицинскую академию им. И.М. Сеченова по специальности «Неврология», а в 1995 году защитил кандидатскую диссертацию. Кроме этого, Михаил Полуэктов является доцентом кафедры нервных болезней и нейрохирургии Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова и, помимо лечебной практики, успевает заниматься просветительской деятельностью. На портале Постнаука можно найти 16 лекций, статей и событий Михаила, посвященных проблемам и вопросам сна. Однако книга «Загадки сна» является первым литературным трудом Михаила Полуэктова, где он приводит к общему знаменателю многие исследования о сне и вопросах, с ним связанных.

На черной обложке книги графически изображена голова спящей девушки с линиями электроэнцефалограммы вместо волос. Такой рисунок очень удачно перекликается с названием — «Загадки сна». На ощупь обложка матовая, и ее очень приятно держать в руках. Впрочем, никаких отличий от другой добросовестно изданной литературы читатель заметить не должен. В самой книге довольно много графиков и иллюстраций: портреты ученых, изображения различных зависимостей, детализированные графические изображения мозга. Последние оставляют желать лучшего — часто схематические рисунки мозговых структур довольно бледные и нечеткие, и ориентироваться в них бывает сложно.

Книга состоит из десяти глав, каждая из которых посвящена отдельному вопросу про сон. Например, в первой главе автор пытается ответить на вопрос о том, сколько нужно часов сна для человека и других животных. Название главы отражает ее главный вопрос: «Сколько нужно спать. Прав ли был Леонардо?». В данном случае автор обращается к знаменитой истории о Леонардо да Винчи:

Леонардо признан «эталонным» гением, который успевал в любой выбранной сфере деятельности. Он нарисовал знаменитую Мону Лизу (Джоконду), виртуозно играл на лире, занимался анатомией человека и создал чертежи парашюта, орнитоптера, прожектора и т.д. Предполагают, что Леонардо успевал делать столь много благодаря тому, что имел особый режим сна и бодрствования — спал по 15 минут каждые 4 часа. Соответственно, на сон он отводил только 1.5 часа от общего времени суток, остальные же были свободными для творчества.

Для того, чтобы полнее раскрыть тему главы, автор подвергает данную историю о режиме дня Леонардо сомнению и рассматривает научные аспекты полифазного сна, а также общей продолжительности и влияния его режима на ежедневную жизнедеятельность.

Михаил Полуэктов очень обстоятельно рассматривает научные исследования сна, тщательно подбирая аргументы к каждому тезису.

Иван Николаевич развивает оригинальную концепцию, которая получила название «висцеральная теория сна». В 1994 году «почти случайно» (слова Пигарева), при исследовании деятельности первичной зрительной коры у кошки он обнаружил, что, когда кошка засыпала, нейроны изучаемой области мозга продолжали работать, несмотря на то, что видеть во время сна животное ничего не могло, поскольку его глаза были закрыты.

В конце автор предоставляет внушительный список процитированных работ, как российских, так и зарубежных, поэтому достоверность его утверждений не вызывает вопросов. Однако в таком подходе к написанию книги есть и свои минусы: иногда автор слишком сильно увлекается разбором научных трудов, не оставляя места для примеров из жизни и не объясняя, как экспериментальные данные могут быть связаны с реальной жизнью.

В книге довольно часто встречается профессиональная лексика. Неподготовленному читателю будет, пожалуй, сложновато разобраться в разнообразии физиологических терминов и названиях областей мозга. «Туберомамиллярное ядро», «вентролатеральная преоптическая область», «сублатеродорзальное ядро» — подобные термины встречаются в книге довольно часто и требуют постоянного обращения читателя к расшифровкам их аббревиатур и определениям. Потерять мысль в таком потоке информации довольно просто, из-за чего эту книгу никак нельзя назвать «научно-популярной». Она скорее напоминает хорошо написанный, но не слишком подробный, учебник по физиологии сна. Кроме того, в процессе чтения иногда можно встретить термины, значение которых объясняются только после их первичного употребления, что легко может сбить читателя с толку.

Однако надо отдать автору должное — несмотря на сложность подачи информации язык у книги приятный и живой. В некоторых местах Михаил Полуэктов даже шутит: «Сон другого представителя рептилий — черепах — изучен уже очень неплохо (черепахе трудно убежать от ученого)». Кроме того, в конце каждой главы автор суммирует всё в ней написанное — такое обобщение помогает уложить в голове основные мысли, которые стоит запомнить после прочтения.

Книги на тему сна издавались и ранее. Например, в 2015 году издательство Манн, Иванов и Фербер издали книгу Дэвида Рэнделла «Наука сна. Экскурсия в самую загадочную сферу жизни человека», а в 2018 году в издательстве Азбука-Аттикус, КоЛибри вышла «Зачем мы спим. Новая наука о сне и сновидениях» Мэттью Уолкера. Они отличаются от работы Михаила Полуэктова меньшим обилием терминов и процитированных научных работ, более легкой подачей информации об экспериментах на тему сна. Кроме того, в них обеих есть то, чего не хватает книге Михаила — примеров из биографий людей, которые, без сомнения, оживляют повествование. Однако надо заметить, что на русском языке книга о сне выходит впервые, и Михаилу пришлось стать первопроходцем в области популяризации сомнологии, что является непростой задачей.

«Загадки сна. От бессонницы до летаргии» Михаила Полуэктова — безусловно важный и полезный литературный труд, который позволяет читателю узнать много нового и интересного о такой малоисследованной области, как сон человека и животных. Однако для широкой публики книга может оказаться слишком сложной, и рядовой читатель с большой вероятностью решит не пробиваться сквозь физиологические подробности, приведенные автором. Такую литературу можно посоветовать ученым или врачам, уже имеющим медико-биологическое образование, и всем, желающим прикоснуться к тайнам сна и расширить свой кругозор.

Бессонница как инструмент чистки сознания

В последнее время поступает много жалоб на бессонницу и ухудшение самочувствия в целом. Привожу некоторые отрывки из переписки с коллегами

1. Я не сплю. В среднем часа по три-четыре. Каша в голове жуткая. Так уже дней пять. Похоже, что- то жрет ментал, тк не сплю, вычленить паганца не выходит. Внутренний Диалог не останавливается во время засыпания. Когда начинаю качать ресурс, чтобы зачистить, вообще сон не идёт.

Медитации не помогают, музыка, мантры и тд тоже. Какая-то жесть в голове. Начинаю пытаться войти в изменёнку, провалиться, уснуть, и тут тело словно сопротивляется. Напряжение глаз и спины. И мысли роем обо всем на свете, важном и не важном. И снова тело в зажим.

2. Сегодня после 5ти бессонных ночей подряд собрала консилиум хранителей и получила ответ «так нужно». Смысл в том, что с недосыпа организм начинает выходить в режим выживания, более приближенный к ЗиС, тем самым обесточивая внутренние зажимы и залежи.

Грубо говоря, ты пытаешься выжить в перманентном состоянии измененного сознания, и вся концентрация внимания идет в настоящий момент. Сущам на застарелых застоях начинает быть нечем питаться, и они выходят из невидимости на свет. Чем упоротей зажим, тем больше человеку нужно бессонных ночей, чтобы одуреть в конец и перестать держать старье даже подсознательно.

3. Когда меня будили в 5-00, а так частенько бывало, обычно приходилось работать на тонком. Или приходить к осознанию чего-то. Потом засыпала. В последнюю неделю не могла уснуть, не давали спать. Вчера с девочкой разговаривала, она тоже не спит в последнее время.

Мне инфа идёт такая- накопился ментальный мусор в полях, перерабатывать некогда и научена не замечать, не мусолить муть в мозгах. Вот эта самая муть уже не «входит», достигла критической массы в новых вибрациях, нужно выжигать, выводить. Своего рода ментальная интоксикация. Ускорилась бытийность и мыслительный процесс теперь должен проходить быстрее, и день быть длиннее, так как задачность добавилась соответственно. Спать меньше, творить больше. Научить внимание не фиксироваться на хламе, пропускать мимо сознания, чтобы ничего не застревало. Но организму время перестроиться не дали, вот и жесть на физике, глаза впалые, ноги тяжёлые.

4. На днях стала просыпаться раньше обычного, чувствуется сменились ритмы природы… или что-то в пространстве после 02.02.2020 поменялось) суть в том, что проснувшись в около 4-х решила полежать помедитировать, хорошее время … и здесь я начинаю засыпать спустя какое-то время или может попадаю сначала в измененку. И что происходит: вижу как будто комнату… но не свою, а какую-то другую… начинаю как будто отдаляться от неё вверх в открытый космос….

И что самое удивительное: там, куда меня выкинуло, сначала я попала в какую то не совсем чистую прослойку что-ли… какие-то звуки… ощущение страха.. при этом чувствовала как тело вздрагивало… а потом просто ушла в сон с декорациями…
Когда проснулась, было чёткое понимание, что здесь на Земле, эта прослойка, в которую сначала попала, имеет довольно сильное влияние, и что нашему ВА, Духу каждый раз приходится преодолевать её, а наша задача держать чистым канал…
И теперь каждый сон чуднее предыдущего: например сегодня, осознаюсь в теле мужчины в баре, который забивает табаком трубку))) на каком-то концерте)) и никак не могу понять что я делаю в этом теле
Проснулась с ощущением, видимо какое-то из предыдущих-параллельных воплощений.

Вывод: грань между мирами стала тоньше…
Ещё вывод: лучше если уже проснулся, не ложится… пойти лучше замедитировать, позаниматься , в общем встать)) это такое вывод для себя сделала

5. Да, февральские другие уже энергии…:) У меня вот по ночам температура (( а днем подташнивает и слабость как два состава разгружала. Очень тянет на природу или в парк погулять и наедине с собой побыть.

Читать еще:  Инструкция по применению и цена лампы биоптрон от цептер

6. Таких состояний, снов-не-снов, странных снов — словно проживаемых в иных реальностях или параллелях, и прочих похожих ситуаций сейчас оооочень много. Есть вполне себе рабочие гипотезы, что:

— таким образом закрываются какие-то гештальты у одних.
— происходят перемещения по параллельным своим воплощениям и сбор опыта из оных у других.
— происходит рассеивание внимания у третьих. И здесь важная ремарка — пространство снов, особенно ОСов, давно освоено разными нетоварищами с целью сбора энергии их посещающих. Даётся интересный сюжет для сна, иной раз вплоть до квеста, ну или мелодрама — кому что больше нравится, а точнее — где стоит маркер для большего слива энергии через внимание. Ты сначала находишься в сюжете, потом просыпаешься и начинаешь его гонять в голове, сливая таким образом в этот «сон» ещё больше энергии.

Пока единственное, что получается как вариант, который опробовали — собирать по просыпании свою энергию из подобных сновидений. Потому что иногда прямо и не скрываясь пытаются рассыпать энергии как пыль в сугубо личных коррумпированных целях )))

И да, канал надо стараться держать чистым. Многое сейчас происходит в пространстве. Много ненужного схлопывают и закрывают, освобождая ресурс. Кто-то, а скорее что-то наоборот старается удержать рычаги былого внимания.

Люди многие так или иначе чувствуют происходящее. Кто-то по физике ощущает, кто-то по эмоциям «эээээххх, вдоль по Питерской, да по Тверской-Ямской…». У кого-то «слетают» Настройки видения и реализации намерения в практиках. Конечно всё есть опыт. Главное оставаться собой. Истинными и настоящими, в точке Творца каждого из нас, а она всегда есть в сердце 😉

Как СМИ влияют на наше самочувствие (из недавнего сеанса)

Основной запрос на сеанс – ухудшение здоровья, а именно: дискомфорт в области сердца, тревоги, стресс и невроз, повлиявшие на сбой гормональной системы, бессонница. Эти изменения привели к трансформации характера в сторону проявления таких черт как: циничность, жестокость, расчетливость и недоверчивость.

По факту оказалось следующее:

Из-за чрезмерного употребления безфильтрованной информации (СМИ, интернет, новости и пр.) произошла перегрузка ментала и снос «системы безопасности», что привело к общему повышению агрессии к окружающему обществу и порождению множественных страхов («никому не нужна», «никто обо мне не позаботится», «доброй быть невыгодно», «меня никто не любит» и т.д. в том же контексте).

Таким образом, власть захватил мозг подопечной, который диктовал свои условия, правила и порядки, не позволяя чувствам проявляться в полной мере, из-за чего сердце «заборахлило» и пошёл процесс общего «зачерствения».

Рекомендация из комментариев:

Очень простой и действенный способ восстановить гармоничное течение в тонких полях. Самый простой способ почиститься и смыть любую информационную грязь дня, это обычный тёплый душ перед сном. Именно душ, не ванна. Достаточно продолжительное время постоять макушкой, где канал и пропустить тепло обливая всё тело. Поля быстро выровняются под проточной водой, и ментал прояснится. Погрейте горячим уши, и спать будете отлично. Бессонницы как ни бывало, попробуйте. В астрал как раз с грязью не пускают, поэтому уснуть люди не могут. От малого накопленного потенциала эфирного тела и пожилые плохо спят. А такую элементарную процедуру редко кто делает

А у вас как перестройки проходят?

Читаем по теме:

Реальность многомерна, взгляды на неё многогранны. Здесь показана лишь одна или несколько граней, каждая из которых должна рассматриваться как частный случай. Частный случай подразумевает также и частное мнение, которое не обязано совпадать с другими мнениями, ожиданиями и «прописными истинами», ибо истина безгранична, а реальность постоянно меняется. Берем свое и оставляем чужое по принципу внутреннего резонанса

Подписка: ВКонтакте Facebook YouTube ОK.ru Instagram Twitter Telegram Яндекс.Дзен

Что такое сновидения и как их изучают в наши дни

Врач-сомнолог, кандидат медицинских наук Михаил Полуэктов написал книгу «Загадки сна. От бессонницы до летаргии» (издательство «Альпина нон-фикшн»). Автор рассказывает, почему сон так важен для человека, почему пожилые люди спят меньше, можно ли обучаться во сне и многое другое. «Сноб» публикует главу, в которой говорится об истории исследований сновидений

12 июля 2019 9:50

Физиологи обратились к изучению сновидений лишь в XX в., когда появилась основа для понимания психических процессов, происходящих в головном мозге, в форме концепции российских ученых И. М. Сеченова и И. П. Павлова. Иван Михайлович Сеченов разработал рефлекторную теорию деятельности нервной системы. В свете этой теории он рассматривал сновидение как следствие неравномерности засыпания и раздражений, поступающих в головной мозг. Как рефлекторный ответ мозговых зон на эти раздражители возникает «небывалая комбинация бывалых впечатлений». Работу Сеченова продолжил нобелевский лауреат Иван Петрович Павлов. В своих представлениях о возникновении сновидений он руководствовался теорией нервных следов — запечатления предшествующего опыта в коре головного мозга. И. П. Павлов рассматривал сновидение как результат оживления этих нервных следов в состоянии сна. Как и И. М. Сеченов, он считал, что это оживление происходит хаотично, что объясняет присутствие в сновидении фантастических элементов. Методы этих великих ученых были ограничены тем, что они не могли «заглянуть» в мозг во время сна и делали свои выводы только на основании экспериментов, проведенных в состоянии бодрствования, изучая, например, как исчезает условный рефлекс у собаки при лишении ее сна.

По-настоящему научный подход к изучению феноменов, возникающих в состоянии сна человека, появился, когда немецким психиатром Гансом Бергером в 1927 г. была доказана возможность записи электроэнцефалограммы с поверхности головы человека. Исследования биоэлектрической активности мозга у животных велись и до этого. Еще в 1875 г. английским физиологом Ричардом Катоном проводилась регистрация электрокортикограммы (биопотенциалов, снимаемых непосредственно с поверхности мозга) кроликов, но для получения заметного сигнала требовалась значительная степень его усиления, что было недоступно до изобретения радиолампы. После того как открытие Г. Бергера подтвердилось другими учеными, достаточно быстро было обнаружено, что ЭЭГ в состоянии сна достаточно сильно отличается от таковой в бодрствовании, при этом и биоэлектрическая активность мозга в зависимости от глубины сна также сильно изменяется.

В отношении исследования сновидений появилась возможность идентифицировать периоды сна, когда человек переживал сновидения, и таким образом изучать их особенности. Благодаря сочетанной записи ЭЭГ и движений глаз во время сна в 1953 г. американскими учеными Натаниэлем Клейтманом и Юджином Азерински была открыта особая стадия (или фаза) сна с быстрыми движениями глаз (быстрый сон). Чуть позже, в 1957 г., другим аспирантом Клейтмана — Вильямом Дементом было впервые высказано предположение о связи этой стадии с переживанием сновидений.

Современную страницу в изучении сновидений открывает теория американских психиатров Алана Хобсона и Роберта Мак Карли, предложивших в 1977 г. физиологическое обоснование возникновения сновиденческой активности — так называемую «активационно-синтетическую теорию сновидений», которая развивает идеи, высказанные еще И. М. Сеченовым.

Как же изучают сновидения в настоящее время? Сновидение рассматривается как отражение некоей психической деятельности, возникающее в нашем мозге во время сна вследствие взаимодействия различных его областей. По современным представлениям, сновидение, так же как и сама мысль, доступно только самому человеку и не может быть увидено извне. Поэтому главным источником получения информации о содержании сновидения является рассказ о нем самого сновидца. По этой причине мы вряд ли когда-нибудь узнаем, видят ли сновидения животные и дети, пока они не начали разговаривать.

Рассказы о сновидениях записываются, а затем подвергаются контент-анализу (от англ. content — содержание). Этот термин появился в начале 1960-х гг. и использовался в американской журналистике для политологического анализа содержания средств массовой информации. Вначале единицей, подвергавшейся анализу, было слово: подсчитывалась частота появления определенных слов, и на основании этого делался вывод о востребованности конкретной информации. Затем появилось понятие единицы информации — семантического блока, содержащего ответ на вопрос «о чем говорится?». Это позволило формализовать обработку информации от любого источника, независимо от формы его представления (газета, книга, выступление, фильм) или собственной структуры. В дальнейшем методология контент-анализа была дополнена изучением качественных признаков информации (например, при однократном упоминании события, имевшего важное значение).

Впервые метод контент-анализа для исследования сновидений был использован в 1838 г. немецким ученым Г. Геерманом, изучавшим сны слепых людей. Современная методика контент-анализа сновидений разработана психологами Калвином Холлом и Робертом Ван де Каслом в 1966 г. Этот метод включает разбиение элементов снов на категории: персонажи, обстановка, природное окружение, предметы, деятельность, качества предметов, ощущения, эмоции. В дальнейшем на основании этого материала производится экспертная оценка. Оценивается эмоциональная составляющая сновидений — какие эмоции и как часто испытывал объект исследования; восприятие в сновидении — своего самочувствия, окружающих предметов, собственной роли в сновидении; наличие сюжета и его связь с событиями периода бодрствования — сюжетная связь с психотравмирующей ситуацией; наличие речи, особенности восприятия в сновидении с помощью органов чувств, например цветовосприятие — цветные или бесцветные сновидения; временной фактор — в настоящем или будущем происходит действие и т. д. Все это позволяет выделить особенности, отличающие сновидение конкретного человека от сновидений других людей, и искать причины таких отличий, если они есть.

Контент-анализ сновидений может использоваться для поиска механизмов их возникновения. Например, изучается, как ведут себя сновидения в различных фазах сна, какие внешние стимулы могут влиять на содержание сновидения, как изменяется психическая активность во сне при различных заболеваниях.

Отдельную роль изучение содержания сновидений играет в работе психолога и психотерапевта. Исследуя сновидение, психотерапевт стремится обнаружить источники психологического неблагополучия, осознание которого, согласно концепции З. Фрейда, в бодрствовании подавляется. Работа с содержанием сновидения используется и в лечебных целях — сам факт пересказа сновидения специалисту снижает эмоциональный заряд сна в случае, например, кошмарных сновидений. Подведение психотерапевтом пациента к пониманию истинного механизма возникновения сновидения приводит к деактуализации конфликта и лишению сна его «болезненной силы». Рисование сновидений детьми используется для преодоления страхов и внутренних психологических барьеров и обучения конструктивным способам их преодоления.

Что же в настоящее время удалось узнать о сновидении на основании полувекового опыта контент-анализа и регистрации физиологических показателей во время ночного сна? Для этого сначала следует остановиться на отличиях психической деятельности в состоянии сновидения от обычной, доступной наблюдателю в бодрствовании. Начнем с рассмотрения существенных черт этого состояния. По современному определению, сновидение представляет собой особое состояние психической деятельности, характеризующееся формированием комплексного и организованного представления, изменяющегося во времени.

Обложка книги Издательство: Альпина нон-фикшн

Действительно, сновидение разворачивается не в вакууме. Это комплексный психический феномен, содержащий представление человека о самом себе, окружающем его мире и взаимоотношениях с этим миром. Сюжет сновидения разворачивается с участием спящего, в нем есть движение, меняющиеся мысли и ощущения. В большинстве своем сновидения включают те же события, которые происходят в реальной жизни или в литературных произведениях, может изменяться лишь обстановка, в которой происходит действие. Показано, что в 30% случаев сновидения воспроизводят ежедневные события жизни человека, в 50% — то, что не происходило, но может происходить в реальной жизни, и лишь 30% сновидений — это особенные фантастические истории с нарушением привычных законов физики, социальных взаимоотношений и причинно-следственных связей. Исследователи сновидений Дэвид Фулкес и Джералд Вогель в 1974 г. заключили: «Наши сновидения по большей части прозаичны и глупы, не давая повода много о них задумываться».

Сны, в первую очередь, видят. В 100% случаев в сновидениях появляются зрительные образы. Это коррелирует со специфическим феноменом, выявляемым при регистрации ЭЭГ у подопытных кошек — понто-геникуло-окципитальными спайками, разрядами нейронов, связанных со зрительной системой. Только слепые от рождения люди не видят снов — их сновидения полны звуков и ощущений. На втором месте по частоте воспринимаемых в сновидениях образов стоят слуховые — так же, как в фильме со звуковым сопровождением, мы слышим чужую речь, обращенную к нам, говорим сами, обращаем внимание на звуки окружающего нас в сновидении мира. Звуковые впечатления встречаются в сновидениях в 50–76% случаев. Все остальные модальности чувственного восприятия в сновидении почти полностью отсутствуют. Тактильные, обонятельные, вкусовые ощущения отмечаются в 1% случаев, вестибулярные (ощущение головокружения) — в 8%.

Читать еще:  Электрический бытовой массажер для тела, рук и лица

Существует представление, что обычно люди видят черно-белые (точнее — бесцветные) сновидения. О цвете в сновидении чаще вспоминают больные с невротическими расстройствами. Действительно, если человек спонтанно рассказывает о своем сновидении, то о цветах он упоминает в 25% случаев. Однако, когда испытуемых попросили сопоставить характер и интенсивность цветового ощущения в сновидениях с цветами на изображениях, представлявших стандартные бытовые сцены, то им удалось вспомнить цвета, имевшие место в их сновидениях. Они были такими же, только цвета заднего фона оказались менее интенсивными, чем в реальной жизни. Частота черно-белых сновидений коррелирует с результатами теста на запоминание цвета в бодрствовании. Чем хуже запоминается определенный цвет вообще, тем чаще испытуемые отчитывались об отсутствии его в сновидениях. Так что отсутствие цвета в сновидениях, скорее всего, отражает особенности зрительной памяти испытуемых и их внимания к содержанию сновидений. С этой точки зрения можно объяснить и неоднократно подтвержденные данные о том, что у психически больных людей цветные сновидения случаются чаще. Лучшее запоминание цветов может быть обусловлено тем, что при этих заболеваниях сновидения более интенсивные, эмоционально насыщенные и имеют большее значение для спящего.

Популярной теорией, объясняющей рутинное содержание сновидений, стала гипотеза, рассматривающая сновидение как отражение событий предшествующего бодрствования («континуальная гипотеза»). Этим можно объяснить столь частое внедрение предшествовавших сну событий в ткань сновидения. Часто во сне мы видим элементы фильма, просмотренного незадолго, или продолжаем взволновавший нас разговор. Показано, что чем в большей степени человек вовлекается в деятельность, предшествующую сну, тем более вероятно она ему привидится в сновидении. Возбуждающие фильмы фигурируют в содержании сновидений чаще, чем нейтральные. При сравнении событий, которые часто внедряются в ткань сновидений, оказалось, что эффект реальных жизненных ситуаций, таких как угроза для жизни или даже сеанс у психотерапевта, обладают значительно более сильной энергией внедрения в ткань сновидения.

Травматические события, такие как война, насилие, похищение, подразумевающие исключительный уровень эмоционального переживания, вплетаются в ткань сновидения спустя годы после происшедшего. Это соответствует нашему бытовому представлению и представлению людей, пишущих сценарии, поэтому очень часто в кинематографе используется прием показа психотравмирующего события в сновидении главного героя для объяснения его истории. Проигрывание психотравмирующей ситуации, по-видимому, является одним из механизмов психической защиты: в процессе оживления воспоминания происходит его «разархивирование», выход из долговременной памяти, а затем — обратный процесс. В процессе многократного воспроизведения эмоциональное сопровождение события теряет свою энергию, обрастает захваченными из реальности впечатлениями, которые изначально отсутствовали. Такие «ошибки архивации», вкрадывающиеся в процесс повторного запоминания, приводят к тому, что события, которые происходили давно, представляются нам в более выгодном свете: .…деревья были больше, а трава — зеленее….

Защищающая от стресса функция сновидений неоднократно подтверждалась и в экспериментах, например при лишении части сна со сновидениями (быстрого сна). В одном из них люди, которые перед сном должны были решать определенные задачи, при исключении сна со сновидениями забывали именно те, которые не были решены. По результатам этого исследования был сделан вывод, что лишение сна со сновидениями приводит к потере возможности мозга справляться со стрессовой информацией. По-видимому, во время сновидений эта информация взаимодействует с прошлым опытом, накопленным человеком в трудных ситуациях, и позволяет принимать случившееся, даже если оно крайне неприятно (в случае данного опыта речь идет об ударе по самооценке испытуемых при помощи специального теста).

Советский, а теперь израильский ученый Вадим Семенович Ротенберг в 1978 г. одним из первых предположил особую роль фазы сна со сновидениями (быстрого сна) как самостоятельного механизма психической защиты. Психологическая защита в сновидениях была названа автором «иррациональной», поскольку она приводит к своеобразному примирению конфликтных установок на базе свойственного сновидению иррационального мышления.

Что такое сновидения и как их изучают в наши дни

Врач-сомнолог, кандидат медицинских наук Михаил Полуэктов написал книгу «Загадки сна. От бессонницы до летаргии» (издательство «Альпина нон-фикшн»). Автор рассказывает, почему сон так важен для человека, почему пожилые люди спят меньше, можно ли обучаться во сне и многое другое. «Сноб» публикует главу, в которой говорится об истории исследований сновидений

12 июля 2019 9:50

Физиологи обратились к изучению сновидений лишь в XX в., когда появилась основа для понимания психических процессов, происходящих в головном мозге, в форме концепции российских ученых И. М. Сеченова и И. П. Павлова. Иван Михайлович Сеченов разработал рефлекторную теорию деятельности нервной системы. В свете этой теории он рассматривал сновидение как следствие неравномерности засыпания и раздражений, поступающих в головной мозг. Как рефлекторный ответ мозговых зон на эти раздражители возникает «небывалая комбинация бывалых впечатлений». Работу Сеченова продолжил нобелевский лауреат Иван Петрович Павлов. В своих представлениях о возникновении сновидений он руководствовался теорией нервных следов — запечатления предшествующего опыта в коре головного мозга. И. П. Павлов рассматривал сновидение как результат оживления этих нервных следов в состоянии сна. Как и И. М. Сеченов, он считал, что это оживление происходит хаотично, что объясняет присутствие в сновидении фантастических элементов. Методы этих великих ученых были ограничены тем, что они не могли «заглянуть» в мозг во время сна и делали свои выводы только на основании экспериментов, проведенных в состоянии бодрствования, изучая, например, как исчезает условный рефлекс у собаки при лишении ее сна.

По-настоящему научный подход к изучению феноменов, возникающих в состоянии сна человека, появился, когда немецким психиатром Гансом Бергером в 1927 г. была доказана возможность записи электроэнцефалограммы с поверхности головы человека. Исследования биоэлектрической активности мозга у животных велись и до этого. Еще в 1875 г. английским физиологом Ричардом Катоном проводилась регистрация электрокортикограммы (биопотенциалов, снимаемых непосредственно с поверхности мозга) кроликов, но для получения заметного сигнала требовалась значительная степень его усиления, что было недоступно до изобретения радиолампы. После того как открытие Г. Бергера подтвердилось другими учеными, достаточно быстро было обнаружено, что ЭЭГ в состоянии сна достаточно сильно отличается от таковой в бодрствовании, при этом и биоэлектрическая активность мозга в зависимости от глубины сна также сильно изменяется.

В отношении исследования сновидений появилась возможность идентифицировать периоды сна, когда человек переживал сновидения, и таким образом изучать их особенности. Благодаря сочетанной записи ЭЭГ и движений глаз во время сна в 1953 г. американскими учеными Натаниэлем Клейтманом и Юджином Азерински была открыта особая стадия (или фаза) сна с быстрыми движениями глаз (быстрый сон). Чуть позже, в 1957 г., другим аспирантом Клейтмана — Вильямом Дементом было впервые высказано предположение о связи этой стадии с переживанием сновидений.

Современную страницу в изучении сновидений открывает теория американских психиатров Алана Хобсона и Роберта Мак Карли, предложивших в 1977 г. физиологическое обоснование возникновения сновиденческой активности — так называемую «активационно-синтетическую теорию сновидений», которая развивает идеи, высказанные еще И. М. Сеченовым.

Как же изучают сновидения в настоящее время? Сновидение рассматривается как отражение некоей психической деятельности, возникающее в нашем мозге во время сна вследствие взаимодействия различных его областей. По современным представлениям, сновидение, так же как и сама мысль, доступно только самому человеку и не может быть увидено извне. Поэтому главным источником получения информации о содержании сновидения является рассказ о нем самого сновидца. По этой причине мы вряд ли когда-нибудь узнаем, видят ли сновидения животные и дети, пока они не начали разговаривать.

Рассказы о сновидениях записываются, а затем подвергаются контент-анализу (от англ. content — содержание). Этот термин появился в начале 1960-х гг. и использовался в американской журналистике для политологического анализа содержания средств массовой информации. Вначале единицей, подвергавшейся анализу, было слово: подсчитывалась частота появления определенных слов, и на основании этого делался вывод о востребованности конкретной информации. Затем появилось понятие единицы информации — семантического блока, содержащего ответ на вопрос «о чем говорится?». Это позволило формализовать обработку информации от любого источника, независимо от формы его представления (газета, книга, выступление, фильм) или собственной структуры. В дальнейшем методология контент-анализа была дополнена изучением качественных признаков информации (например, при однократном упоминании события, имевшего важное значение).

Впервые метод контент-анализа для исследования сновидений был использован в 1838 г. немецким ученым Г. Геерманом, изучавшим сны слепых людей. Современная методика контент-анализа сновидений разработана психологами Калвином Холлом и Робертом Ван де Каслом в 1966 г. Этот метод включает разбиение элементов снов на категории: персонажи, обстановка, природное окружение, предметы, деятельность, качества предметов, ощущения, эмоции. В дальнейшем на основании этого материала производится экспертная оценка. Оценивается эмоциональная составляющая сновидений — какие эмоции и как часто испытывал объект исследования; восприятие в сновидении — своего самочувствия, окружающих предметов, собственной роли в сновидении; наличие сюжета и его связь с событиями периода бодрствования — сюжетная связь с психотравмирующей ситуацией; наличие речи, особенности восприятия в сновидении с помощью органов чувств, например цветовосприятие — цветные или бесцветные сновидения; временной фактор — в настоящем или будущем происходит действие и т. д. Все это позволяет выделить особенности, отличающие сновидение конкретного человека от сновидений других людей, и искать причины таких отличий, если они есть.

Контент-анализ сновидений может использоваться для поиска механизмов их возникновения. Например, изучается, как ведут себя сновидения в различных фазах сна, какие внешние стимулы могут влиять на содержание сновидения, как изменяется психическая активность во сне при различных заболеваниях.

Отдельную роль изучение содержания сновидений играет в работе психолога и психотерапевта. Исследуя сновидение, психотерапевт стремится обнаружить источники психологического неблагополучия, осознание которого, согласно концепции З. Фрейда, в бодрствовании подавляется. Работа с содержанием сновидения используется и в лечебных целях — сам факт пересказа сновидения специалисту снижает эмоциональный заряд сна в случае, например, кошмарных сновидений. Подведение психотерапевтом пациента к пониманию истинного механизма возникновения сновидения приводит к деактуализации конфликта и лишению сна его «болезненной силы». Рисование сновидений детьми используется для преодоления страхов и внутренних психологических барьеров и обучения конструктивным способам их преодоления.

Что же в настоящее время удалось узнать о сновидении на основании полувекового опыта контент-анализа и регистрации физиологических показателей во время ночного сна? Для этого сначала следует остановиться на отличиях психической деятельности в состоянии сновидения от обычной, доступной наблюдателю в бодрствовании. Начнем с рассмотрения существенных черт этого состояния. По современному определению, сновидение представляет собой особое состояние психической деятельности, характеризующееся формированием комплексного и организованного представления, изменяющегося во времени.

Обложка книги Издательство: Альпина нон-фикшн

Действительно, сновидение разворачивается не в вакууме. Это комплексный психический феномен, содержащий представление человека о самом себе, окружающем его мире и взаимоотношениях с этим миром. Сюжет сновидения разворачивается с участием спящего, в нем есть движение, меняющиеся мысли и ощущения. В большинстве своем сновидения включают те же события, которые происходят в реальной жизни или в литературных произведениях, может изменяться лишь обстановка, в которой происходит действие. Показано, что в 30% случаев сновидения воспроизводят ежедневные события жизни человека, в 50% — то, что не происходило, но может происходить в реальной жизни, и лишь 30% сновидений — это особенные фантастические истории с нарушением привычных законов физики, социальных взаимоотношений и причинно-следственных связей. Исследователи сновидений Дэвид Фулкес и Джералд Вогель в 1974 г. заключили: «Наши сновидения по большей части прозаичны и глупы, не давая повода много о них задумываться».

Сны, в первую очередь, видят. В 100% случаев в сновидениях появляются зрительные образы. Это коррелирует со специфическим феноменом, выявляемым при регистрации ЭЭГ у подопытных кошек — понто-геникуло-окципитальными спайками, разрядами нейронов, связанных со зрительной системой. Только слепые от рождения люди не видят снов — их сновидения полны звуков и ощущений. На втором месте по частоте воспринимаемых в сновидениях образов стоят слуховые — так же, как в фильме со звуковым сопровождением, мы слышим чужую речь, обращенную к нам, говорим сами, обращаем внимание на звуки окружающего нас в сновидении мира. Звуковые впечатления встречаются в сновидениях в 50–76% случаев. Все остальные модальности чувственного восприятия в сновидении почти полностью отсутствуют. Тактильные, обонятельные, вкусовые ощущения отмечаются в 1% случаев, вестибулярные (ощущение головокружения) — в 8%.

Читать еще:  Почему пылесос стал громко работать?

Существует представление, что обычно люди видят черно-белые (точнее — бесцветные) сновидения. О цвете в сновидении чаще вспоминают больные с невротическими расстройствами. Действительно, если человек спонтанно рассказывает о своем сновидении, то о цветах он упоминает в 25% случаев. Однако, когда испытуемых попросили сопоставить характер и интенсивность цветового ощущения в сновидениях с цветами на изображениях, представлявших стандартные бытовые сцены, то им удалось вспомнить цвета, имевшие место в их сновидениях. Они были такими же, только цвета заднего фона оказались менее интенсивными, чем в реальной жизни. Частота черно-белых сновидений коррелирует с результатами теста на запоминание цвета в бодрствовании. Чем хуже запоминается определенный цвет вообще, тем чаще испытуемые отчитывались об отсутствии его в сновидениях. Так что отсутствие цвета в сновидениях, скорее всего, отражает особенности зрительной памяти испытуемых и их внимания к содержанию сновидений. С этой точки зрения можно объяснить и неоднократно подтвержденные данные о том, что у психически больных людей цветные сновидения случаются чаще. Лучшее запоминание цветов может быть обусловлено тем, что при этих заболеваниях сновидения более интенсивные, эмоционально насыщенные и имеют большее значение для спящего.

Популярной теорией, объясняющей рутинное содержание сновидений, стала гипотеза, рассматривающая сновидение как отражение событий предшествующего бодрствования («континуальная гипотеза»). Этим можно объяснить столь частое внедрение предшествовавших сну событий в ткань сновидения. Часто во сне мы видим элементы фильма, просмотренного незадолго, или продолжаем взволновавший нас разговор. Показано, что чем в большей степени человек вовлекается в деятельность, предшествующую сну, тем более вероятно она ему привидится в сновидении. Возбуждающие фильмы фигурируют в содержании сновидений чаще, чем нейтральные. При сравнении событий, которые часто внедряются в ткань сновидений, оказалось, что эффект реальных жизненных ситуаций, таких как угроза для жизни или даже сеанс у психотерапевта, обладают значительно более сильной энергией внедрения в ткань сновидения.

Травматические события, такие как война, насилие, похищение, подразумевающие исключительный уровень эмоционального переживания, вплетаются в ткань сновидения спустя годы после происшедшего. Это соответствует нашему бытовому представлению и представлению людей, пишущих сценарии, поэтому очень часто в кинематографе используется прием показа психотравмирующего события в сновидении главного героя для объяснения его истории. Проигрывание психотравмирующей ситуации, по-видимому, является одним из механизмов психической защиты: в процессе оживления воспоминания происходит его «разархивирование», выход из долговременной памяти, а затем — обратный процесс. В процессе многократного воспроизведения эмоциональное сопровождение события теряет свою энергию, обрастает захваченными из реальности впечатлениями, которые изначально отсутствовали. Такие «ошибки архивации», вкрадывающиеся в процесс повторного запоминания, приводят к тому, что события, которые происходили давно, представляются нам в более выгодном свете: .…деревья были больше, а трава — зеленее….

Защищающая от стресса функция сновидений неоднократно подтверждалась и в экспериментах, например при лишении части сна со сновидениями (быстрого сна). В одном из них люди, которые перед сном должны были решать определенные задачи, при исключении сна со сновидениями забывали именно те, которые не были решены. По результатам этого исследования был сделан вывод, что лишение сна со сновидениями приводит к потере возможности мозга справляться со стрессовой информацией. По-видимому, во время сновидений эта информация взаимодействует с прошлым опытом, накопленным человеком в трудных ситуациях, и позволяет принимать случившееся, даже если оно крайне неприятно (в случае данного опыта речь идет об ударе по самооценке испытуемых при помощи специального теста).

Советский, а теперь израильский ученый Вадим Семенович Ротенберг в 1978 г. одним из первых предположил особую роль фазы сна со сновидениями (быстрого сна) как самостоятельного механизма психической защиты. Психологическая защита в сновидениях была названа автором «иррациональной», поскольку она приводит к своеобразному примирению конфликтных установок на базе свойственного сновидению иррационального мышления.

Михаил Полуэктов – Загадки сна

Описание книги “Загадки сна”

Описание и краткое содержание “Загадки сна” читать бесплатно онлайн.

От бессонницы до летаргии

Главный редактор серии А. Бабицкий

Научный редактор В. Ковальзон, д-р биол. наук

Редактор А. Никольский

Куратор серии К. Самойленко

Дизайн обложки А. Смирнова

Иллюстрации Ю. Жданова

Ассоциация «Издательский дом «ПостНаука»

Руководитель проекта А. Тарасова

Корректоры М. Миловидова, С. Чупахина

Компьютерная верстка А. Фоминов

© Полуэктов М., 2018

© Ассоциация «Издательский дом «ПостНаука», 2019

© ООО «Альпина нон-фикшн», 2019

Все права защищены. Данная электронная книга предназначена исключительно для частного использования в личных (некоммерческих) целях. Электронная книга, ее части, фрагменты и элементы, включая текст, изображения и иное, не подлежат копированию и любому другому использованию без разрешения правообладателя. В частности, запрещено такое использование, в результате которого электронная книга, ее часть, фрагмент или элемент станут доступными ограниченному или неопределенному кругу лиц, в том числе посредством сети интернет, независимо от того, будет предоставляться доступ за плату или безвозмездно.

Копирование, воспроизведение и иное использование электронной книги, ее частей, фрагментов и элементов, выходящее за пределы частного использования в личных (некоммерческих) целях, без согласия правообладателя является незаконным и влечет уголовную, административную и гражданскую ответственность.

Каждый день с наступлением темноты наш организм погружается в непонятное состояние. В это время мы не получаем новой информации, активно не двигаемся, в общем, не взаимодействуем с внешним миром и при этом практически беззащитны перед опасностью, поскольку глаза закрыты, а чувствительность к внешним стимулам снижена. Психическая деятельность в то же время происходит, но она какая-то «другая», возникают различные образы, складывающиеся в причудливые сюжеты, которые мы можем воспроизвести лишь частично. Взрослые люди уже привыкли к неизбежному ежевечернему приходу этого состояния и не противятся ему. Дети же, не отягощенные жизненным опытом, активно сопротивляются, пытаются продлить время сознательного бодрствования, пользуясь для этого доступными им уловками. Наутро мы оказываемся вознаграждены за период вынужденного бездействия тем, что ощущаем прилив сил и улучшение мыслительных способностей. Значит, что-то происходит в это кажущееся бесполезным время, нечто, восстанавливающее важнейшие функции организма и дающее ощущение «утренней свежести».

Минули сотни лет, пока человечеству удалось хотя бы частично разгадать загадку и определить, что именно в организме восстанавливается во время сна и почему сон так необходим для жизни. В этой книге я расскажу о современных представлениях о состоянии сна, о том, как эти знания помогают улучшить сон или устранить его нарушения.

Изучением состояния сна человека и животных занимается сомнология – раздел биологии (науки о живом). Ученые-сомнологи изучают сон как животных, например дельфинов, так и людей. Медицина является разделом биологии, который посвящен болезням людей. Медицина смыкается с сомнологией в тех случаях, когда идет речь о нарушениях сна у людей или же об изменении известных болезней во сне. Эта пограничная область медицины известна под названием медицины сна.

Мой путь в сомнологию начался в 1991 г., когда я был студентом Первого Московского медицинского института и подрабатывал в клинике нервных болезней, где трудился выдающийся невролог академик Александр Моисеевич Вейн. Сомнология была одной из многих, хотя и самой любимой из нейронаук, к которым он проявлял интерес. Профессор Вейн работал над концепцией «функциональной неврологии», согласно которой болезни нервной системы следует рассматривать диалектически, в динамике, поскольку их проявления, течение и возможности лечения зависят не только от давности заболевания (это как раз понятно), но и от других факторов. Среди таких факторов играет роль, например, пол больного, поскольку некоторые заболевания протекают тяжелее у мужчин (рассеянный склероз), а некоторые – у женщин (гипертоническая болезнь); состояние эмоциональной сферы – справедливо расхожее выражение, что «в наступающей армии больных меньше, чем в отступающей»; а также существенные отличия состояния в приступном и межприступном периодах при пароксизмальных состояниях. Значительную часть этой концепции занимала связь болезней с состоянием сна: согласно воззрениям А. М. Вейна, болезни, возникающие во время сна, вызывали более тяжелые последствия, чем те, которые проявлялись в состоянии бодрствования. Важным также представлялось изучение влияния на здоровье самих нарушений сна, таких как бессонница или обструктивное апноэ сна.

Проблемой для проведения исследований сна в то время были громоздкость оборудования и потребность в специально подготовленных помещениях. Записи сна проводились на чернильных электроэнцефалографах, которые расходовали по 400 метров специальной бумаги за ночь. При этом ночью требовалось не забывать подливать в самописцы чернила, разбавляя их для лучшей текучести спиртом. Больные спали в так называемых камерах, стены которых были покрыты металлическими пластинами для защиты от электромагнитных помех. При такой трудоемкости помощь добровольцев была очень желанной, и мне сразу удалось принять участие в нескольких работах, связанных с изучением апноэ во сне и применением снотворных препаратов при бессоннице.

Как студента, а в дальнейшем и врача-невролога меня удивляло пристальное внимание профессора Вейна к фундаментальным проблемам сомнологии. На клинических конференциях, разборах больных постоянно обсуждались механизмы возникновения сна, особенности регуляции деятельности дыхательной, сердечно-сосудистой, эндокринной системы в этом состоянии. Нам, молодым врачам, хотелось другого – скорее начать лечить болезни и быть успешными в этой работе. Поэтому «высокоученые» рассуждения о физиологических основах деятельности организма во время сна воспринимались плохо, к тому же нейрофизиология очень сложна даже для подготовленного специалиста. И только в процессе дальнейшей работы, став сотрудником кафедры нервных болезней и приступив к работе в отделении медицины сна, для меня стала очевидной правильность бытовавшего в лаборатории подхода к пониманию проблем сна, которое основывалось на знании его физиологических механизмов. Современные методы лечения нарушений сна, такие как избирательное воздействие на рецепторы отдельных мозговых систем, участвующих в индукции сна (например, орексиновой), или же методы когнитивно-поведенческой терапии, исправляющие психологические дефекты восприятия сна, требуют понимания глубинных процессов, обеспечивающих сон.

Для человека, не вовлеченного в сферу сомнологии, понимание природы своего сна также будет нелишним. «Вечными» являются вопросы: как спать меньше и при этом сохранять высокую работоспособность? Что означают сновидения? Можно ли обучаться во сне?

Эти и другие вопросы физиологии сна и его расстройств мы регулярно обсуждаем на открытых семинарах, которые уже много лет, раз в два месяца, проводятся в Центральном доме ученых в Москве. Каждый семинар мы посвящаем какой-либо актуальной проблеме физиологии и медицины сна. Эта книга фактически является кратким изложением того, что удалось почерпнуть на семинарах в общении с ведущими специалистами по проблемам сна в нашей стране.

Михаил Полуэктов,Сеченовский университет

Сколько нужно спать. Прав ли был Леонардо?

По пути Леонардо. Как в одиночку переплыть Атлантический океан. Кто возразит Наполеону? Неспящие в Чувашии. Эффект «первой ночи». Сколько нужно спать, чтобы быть здоровым и богатым? Растут ли дети во сне? Пенсионер – лучший кандидат для сменной работы

Затраты времени на сон у человека очень велики – почти треть жизни мы проводим в этом состоянии. Неудивительно, что одним из важнейших стремлений человечества оказалась потребность уменьшить время сна, освободить его для других, более важных дел – работы или отдыха. Как пример часто приводится личный опыт ученого и художника эпохи Возрождения Леонардо да Винчи. Леонардо признан «эталонным» гением, который преуспевал в любой выбранной сфере деятельности. Он нарисовал знаменитую Мону Лизу (Джоконду), виртуозно играл на лире, занимался анатомией человека и создал чертежи парашюта, орнитоптера, прожектора и т. д. Предполагают, что Леонардо успевал делать столь много благодаря тому, что имел особый режим сна и бодрствования – спал по 15 минут каждые 4 часа. Соответственно, на сон он отводил только 1,5 часа от общего времени суток, остальные же были свободными для творчества. Остается непонятным одно: кто на самом деле запустил эту «утку», прикрываясь именем гения. Один из исследователей сна, Клаудио Стампи, который решил пойти по пути оптимизации сна, приписываемому Леонардо да Винчи, ответил на вопрос о возможном отношении художника к такому режиму сна (его еще называют полифазным сном): «Я спрашивал нескольких исследователей об этом аспекте жизни Леонардо, все они сошлись во мнении, что документальные свидетельства (такого режима. – Прим. авт.) отсутствуют»<1>.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector